Четверг, 19.09.2019, 10:17
Информационное  агентство  «Местное  время.  Саратов»
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск  МВС
Родом из Саратова

Лев Давыдович Елин - герой защитник Бреста


Тимофей Ефимович Жегин - саратовский "князь серебряный"


Наиль Мавлюдов.
Шаги в большой мир фортепианного искусства.
(материал с фрагментами концертных выступлений)

Слушать "Полет шмеля" в исполнении Н. Мавлюдова

Статистика МВС
Информационное агентство "Местное время. Саратов". Свидетельство о регистрации СМИ ТУ № ИА 64-00083 выдано Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Саратовской области.  Учредитель и главный редактор - Ефимов В. А.
Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная » 2009 » Ноябрь » 2 » УРОКИ И ФИНТЫ МАРИНЫ АЛЕШИНОЙ, ЕЕ ПАРТПОКРОВИТЕЛЕЙ И ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: «САМЫЙ ГЛАВНЫЙ ПЕРСОНАЖ». ПРОДОЛЖЕНИЕ
16:42
УРОКИ И ФИНТЫ МАРИНЫ АЛЕШИНОЙ, ЕЕ ПАРТПОКРОВИТЕЛЕЙ И ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: «САМЫЙ ГЛАВНЫЙ ПЕРСОНАЖ». ПРОДОЛЖЕНИЕ

УРОКИ И ФИНТЫ МАРИНЫ АЛЕШИНОЙ, ЕЕ ПАРТПОКРОВИТЕЛЕЙ И ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: «САМЫЙ ГЛАВНЫЙ

ПЕРСОНАЖ».

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ



ПОЛЕТЫ АЛЕШИНОЙ НА БОЛЬНИЧНОЙ КОЙКЕ

 

Впрочем, и деятельность самой Марины Владимировны в момент ее продолжительной болезни привлекла пристальное внимание прокурорских следователей, поскольку ее работа, ее методы, особенно в пору пребывания на «больничном», дают очень веские основания на вмешательство правоохранительных органов. 10 сентября 2007 года тогдашний глава администрации Саратова Николай Романов подал заявление в прокуратуру о проверке подлинности и правомочности больничных листов Алешиной. На такое беспрецедентное подозрение к подчиненному должностному лицу у Романова были все основания. По сведениям из того же источника, Марина Владимировна, мягко скажем, в момент, когда над нею наконец-то нависли «тучи», старательно и искусно разыграла из себя больную. С 19 марта по 6 апреля она находилась на «больничном», выданном 14-й поликлиникой, известной прежде как партактивская, по причине, как утверждается, острого респираторного заболевания. И тут сразу возникает первая «закавыка», одна из очень многих в данной истории болезни Алешина. 19 марта она «села» на первый больничный, но спустя 4 дня, еще находясь на лечении, умудрилась собственноручно заполнить в комитете бумагу под названием «Обязательства. Объекты недвижимого имущества, находящегося в пользовании», которую в тот же день, 23 марта 2007 года, ее визирует Н. Улитина. Уж не потому ли, что болеющая председатель комитета в это время заполняла не имеющие к лечению никакого отношения документы и нарушала режим лечения, старания ее врачей не помогли Алешиной избавиться от простуды, и  9 апреля она была вынуждена переместиться в клинику профпатологии и гематологии Саратовского медицинского университета? Даже неспециалист завопросится о несколько странном отношении данной клиники к проблемам ОРЗ, но куда интереснее, что  даже знаменитые саратовские эскулапы, в том числе из клиник Петра Глыбочко, верного «единоросса» и однопартийца Алешиной, не смогли излечить Марину Владимировну, и после продолжительного, по 3 мая, пребывания в клинике ее пришлось госпитализировать уже в клиники белокаменной Буквально на следующий день, как записано в «больничном»,  тяжелобольная появляется в столичном ГО РОНЦ РАМН имени Блохина. Пробыв там ровно 10 суток и, видимо, опять безрезультатно для своего здоровья, она назавтра перемещается в ГОУВПО ММА имени И. В. Сеченова, где лечение также не пошло ей впрок, отчего 14 июня ее оттуда выписывают с назначением на больничном листке «Продолжает болеть с 15 июня» и направляют в клинику реабилитации того же медучреждения. Пробыв, как утверждается, в отделении лечебного питания, по 13 июля, Алешина выписывается оттуда с указанием приступить к работе с 14 июля. Но ни с этого дня, ни уже вообще никогда ее никто в комитете по образованию больше не видел.

  

Серьезно встревоженная продолжительным отсутствием Алешиной исполняющая ее обязанности Марина Епифанова отправляет два официальных заявления - в УВД области и миграционную службу с просьбой объявить Марину Владимировну в розыск, однако, видимо, по подсказке старших партийных товарищей назавтра же заявление из милиции изымает, а в журнале о регистрации исходящей из комитета по образованию корреспонденции вместо этого документа появляется запись от отправлении совершенно иного письма, уже в подведомственное педагогическое учреждение.

     .     

Затяжная, с 19 марта, болезнь Марины Владимировны вызвала сострадание у чутких руководителей городской администрации. Озаботившись продолжительным нездоровьем главного учителя города, ее комиссия еще 3 мая наведала больную в клинике профпатологии и гематологии СГМУ. К вящему удивлению гостей, они в палате N 411 для ветеранов Великой Отечественной войны Марину Владимировну не нашли, как сначала пояснили сотрудники отделения, где она якобы находилась, больная вышла в туалет, а потом, что находится на обследовании в другом лечебном учреждении. Но мы-то помним, что именно в день нанесения дружественного визита администрации Алешину выписали переводом в столичную клинику, однако комиссии об этом факте не сообщили. По-русски говоря, эти объяснения были сущей брехней. Тем не менее встревоженный не столько состоянием здоровья Алешиной, сколько отсутствием данных о ее местонахождении и вообще какой-либо информации о ней тогдашний замглавы горадминистрации Михаил Волков пишет ее главе Николаю Романову, что все попытки связаться с Алешиной по телефону или застать ее на месте оказались тщетными. Основания для беспокойств были очень серьезными: в частности, в это время должна была активно вестись работа по приему-передаче имущества в связи с разграничением полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления, но из-за отсутствия Алешиной эта работа осложнялась. На основании докладной Волкова Романов поручает найти Алешину и вручить ей его послание с просьбой дать письменное объяснение по поводу отсутствия на рабочем месте и нарушения трудовой дисциплины, комиссия 6 и 9 июля снова идет к ней домой, но опять ее не застает. И ничего в том удивительного: или потому, что к тому времени Марина Владимировна проживала в другом месте, в центре города, в элитной квартире площадью в 199,4 квадратных метра, а не знавшая об этом комиссия отправилась отыскивать по другому  адресу, , или, если судить по «больничным», в это время поэтапно еще долечивает свои болезни в столичных клиниках.

 

Читающие это, полагаю, опять испытывают сострадание к бедной и донельзя подкошенной всяческими болезнями главной учительнице Саратова. Снова спешу успокоить переживающих и сострадающих: бедная пациентка перед тамошними эскулапами появлялась «виртуально» – и не всегда в день оформления больничного. Другие, еще большей неопровержимости факты свидетельствуют о том, что над Алешиной столько времени ни саратовские, ни столичные эскулапы не колдовали, и, как, подозревают осведомленные лица, вообще не поправляли ее непошатнувшееся здоровье. Имеющиеся у меня документы демонстрируют и неопровержимо свидетельствуют, что во время лечения в саратовской клинике она с 29 апреля переместилась в Чехию, откуда фиксировались ее звонки по EUROTEL PRAHA. Оттуда с того дня по 9 мая она сделала в Саратов 50 звонков. С  9 мая звонки, как свидетельствует Соник Дуо, в родной ее город на Волге пошли опять же по роумингу из Москвы. Вообще Марина Владимировна человек слишком уж разговорчивый, особенно в пору затяжной болезни, особенно, как свидетельствуют номера сделанных и принятых ею вызовов по принадлежащему ей служебному мобильному телефону, на принадлежащие особо преданным ей сотрудникам комитета, которые, полагаю, докладывали ей обстановку не столько о состоянии образования, сколько вокруг ее персоны. За 4 месяца, с апреля по июль, слишком телефонообильная Алешина сделала и приняла 3 346 звонков на сумму 10 831 рубль 10 копеек, которые потом оплатила из собственного кармана...

 

В том, что Марина Владимировна в это очень трудное для себя время находилась в Саратове, а не в московской клинике, есть также неопровержимые свидетельства ее присутствия и даже выступления на очень крупном мероприятии местной «Единой России», а также 15 июня 2007 года на презентации инновационной образовательной программы Саратовского государственного университета, где ее «застукали» вездесущие журналисты. Эти факты неоспоримо доказывают, что «больной» Алешиной больше всего дороги интересы родной партии и политическая жизнь, чем образования, и она ради них готова жертвовать своим поистине драгоценным здоровьем. Помещенная об этом информация в «Саратовских губернских ведомостях» окончательно развеяла у администрации сомнения насчет болезни Алешиной и подтвердила опасения, что та просто совершает прогулы.. И  10 июля, так и не получив достоверных подтверждений того, что Марина Владимировна действительно больна, администрация уволила ее с занимаемой должности за злоупотребления предоставленным ей трудовым законодательством правом и сокрытие больничных на время увольнения. После выхода приказа об увольнении Алешиной и при получении ею своей трудовой книжки сотрудники горадминистрации не раз предлагали ей предъявить оправдательные документы, при наличии которых увольнение аннулируется, однако Марина Владимировна категорически отказалась это сделать: это дает основания подозревать, что таковых у нее на тот момент не было. Ведь в соответствии с пунктами 1.6 и 1.7 приказа Минздравмедпрома РФ и постановлением Фонда социального страхования РФ от 19 октября N 206, 21 «Об утверждении инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан» листки нетрудоспособности выдаются лечащим врачом при предъявлении документа, удостоверяющего личность пациента. Выдача и продление документа, удостоверяющего временную нетрудоспособность, осуществляется врачом после личного осмотра и подтверждается записью в медицинской документации, обосновывающей временное освобождение от работы. Мистика какая-то: откуда находившаяся с 29 апреля по 9 мая 2007 года в Чехии «больная» могла знать, что 3 мая она выздоровеет в Саратове, а 4 мая заболеет в Москве, а врачи ей заочно оформят документы, которые любой суд признает недействительными? Точный вариант ответа всего один - «больничные» были выписаны незаконно, задним числом, после возвращения Алешиной из-за границы.       

    

Представители городской администрации также ходатайствовали в суде о предъявлении Алешиной хотя бы своего заграничного паспорта с отметкой о пересечении государственных границ России и Чехии, чтобы подтвердить или опровергнуть эти подозрения, однако судья Садомцева пропустила мимо своих чутких ушей это справедливое требование направить запросы: в Управление пограничного контроля ПС ФСБ России о пересечении границы, в консульский отдел посольства Чехии, о назначении судебно-медицинской и почерковедческой экспертиз, исследования подписи Алешиной, заявление о подложности листков нетрудоспособности. Судья, чьи странные судебные решения журналисты давно окрестили как «Садомцево право», отказалась это удовлетворить, чем позволила еще больше засомневаться в своей честности, беспристрастности, что в итоге означало бы уличение истицы в подлоге документов и дало администрации города повод подать заявление в прокуратуру для проведения расследования, что и было сделано.

 

Вот такие «уроки» были преподнесены госпожой Алешиной за время пребывания на посту главного учителя города. Совершенно очевидно, их последствия городскому образованию придется преодолевать еще очень долго. Однако процесс преодоления и исправления допущенных Алешиной ошибок уже начался: сменился начальник Волжского отдела образования. В этом подразделении, как выяснилось, круглогодично цвели «подснежники» - кажется, явно не без одобрения Алешиной некоторые педагоги в нарушение закона числились одновременно на двух и трех должностях.

 

Вот такая еще не полностью раскрытая методика Алешиной предстает перед общественностью. Но только не перед руководством саратовского отделения «Единой России», чей видный представитель Александр Ландо по местному телевидению попенял Николаю Романову за то, что тот до суда не внял его доводам о незаконности увольнения их верного соратника - «больной» Алешиной и получил по справедливости отмену судом незаконного увольнения. Однако, видимо, заслуженный юрист России Ландо не знал о поразительных способностях Марины Владимировны шутить с законом.        

 

КОНСПИРАТОРША ОТ ОБРАЗОВАНИЯ

 

Но Алешина не привыкла уступать. Даже перед обличающими ее фактами.

И, посчитав, что полученный по воле горадминистрации свой очень продолжительный и не оплаченный отдых, после тайного, как полагает администрация, пребывания в Чехии и московских клиниках, должен быть оплачен, и вчинила ей иск по факту увольнения, понимаемого ею как незаконное. Она пожелала получить в качестве оплаты больничного листа немалую сумму. В свою очередь, администрация имела немало веских оснований сомневаться в подлинности больничных, продолжительной болезни главного учителя города и даже подозревать Алешину в мошенничестве с имитацией своей болезни и выдвинула их в суде. Однако почти все аргументы судья  Садомцева во внимание не приняла, держала только сторону истицы и тем самым лишь усилила подозрения администрации, рассеять которые могла сама Марина Владимировна, покажи она свой заграничный паспорт, - отсутствие в нем отметок о пересечении государственной границы России и Чехии делало ее кристально чистой. Но она не пожелала отвергнуть подозрения и еще больше усилила их. Судья Садомцева с нею полностью согласилась и обязала городскую администрацию выплатить сильно обиженной истице 67 016 рублей 83 копейки как среднюю зарплату.

 

У ошарашенных столь дикими поступками главного учителя Саратова Марины Алешиной вполне может возникнуть резонный вопрос о том, каким же образом Марине Владимировне благодаря решению судьи Садомцевой продлили срок пребывания в должности председателя городского комитета по образованию.

 

В свою очередь, с доводами и непонятными расчетами судьей средней зарплаты истицы не согласилась прокуратура Волжского района и 28 сентября вынесла кассационное представление в судебную коллегию по гражданским делам областного суда, в котором посчитала данное решение незаконным и подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным п.4 ст. 362 ГПК РФ по причине нарушения или неправильного применения норм материального права или норм процессуального права. Прокуратура считала, что, поскольку постановление Пленума Верховного суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ» и Постановление Пленума Верховного суда РФ N 63 от 28 декабря 2006 года средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 Трудового кодекса, которая установила единый порядок начисления средней зарплаты для всех случаев определения ее размеров, то эта норма распространяется и на случаи взыскания денежных сумм за время вынужденного прогула в связи с неправильной формулировкой причины увольнения. Прокуратура считала, что таким образом при рассмотрении вопроса о взыскании с ответчика в пользу истца оплаты за время вынужденного прогула суд должен был выяснить, каким образом и в каком размере происходил расчет с истицей при прекращении трудовых отношений, но оставил без внимания данное обстоятельство и вообще не представил никаких расчетов суммы взыскания. Таким образом, по мнению прокуратуры, решение не отвечало требованиям процессуального закона и потому должно быть отменено, она просила направить данное дело на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Вполне возможно, в новом заседании после намеченного на 29 ноября 2007 года рассмотрения в областном суде кассационной жалобы горадминистрации могли проясниться многие темные стороны истории болезни Алешиной. У администрации, как и у Волжской прокуратуры, также было немало веских доводов оспаривать решение судьи Садомцевой. Она считала, что Алешина, отсутствуя на рабочем месте без уважительных причин с 4 мая, грубо нарушила трудовые обязанности, не отвечала на телефонные звонки, отсутствовала в клиниках и дома. Что касается формулировки о незаконности увольнения в период временной нетрудоспособности, то администрация считала, что этой самой нетрудоспособности у Алешиной не было. Согласно законам, болезнь человека и факт временного освобождения от работы подтверждаются больничным листом. Однако Алешина очень долгое время, с 4 мая до дня рассмотрения судом своего иска, горадминистрации их не предъявляла, отказалась предоставить их даже в печальный для себя день увольнения, и, вполне возможно, из-за отсутствия их не только у себя, но и вообще в природе, таким образом, не подтверждала факта своей болезни и не имела оснований для их оплаты. Как видим, Алешину в то время заработная плата не интересовала. Почему – ответить невозможно, потому как найти ее тогда даже сильно интересовавшиеся ее персоной следователи Октябрьской районной прокуратуры не могли, даже в суд защищать свои поруганные права она направила своего представителя.

 

От некоего доверенного лица 4 мая в администрацию поступила служебная записка Алешиной, где та причиной своего отсутствия называет поступление на лечение в московскую клинику имени Блохина и открытый ей там же и в тот же день больничный. Мистика какая-то необъяснимая: как, по каким каналам невероятно быстро прилетела из Праги эта записка, и как находящаяся в Саратове начальник отдела правовой и кадровой работы комитета по образованию Ирина Муругова могла знать, что у ее руководителя открыт листок нетрудоспособности? Неужели это подлог со стороны Муруговой? Ведь если руководствоваться существующим положением, открыть больничный можно только после личного осмотра больной и записи в медицинской документации. Но в этот день Алешина находилась очень далеко от Москвы, в Праге, и не могла знать, что ее не только осмотрит лечащий врач московской клиники, но еще и откроет больничный, с которым она обязана была лечиться именно в этой же клинике, а не быть на отдыхе в Чехии и затем в Саратове и вести очень активную общественно-политическую деятельность. Кто поверит в способность Марины Владимировны раздваиваться и в один и тот же миг быть в самых разных местах? Больше всего веских оснований подозревать факт фиктивности этих больничных, то есть, факт подлога официальных документов, или мошенничества. Неопровержимые доказательства этого могли подтвердиться еще в суде, если бы Садомцева удовлетворила хотя бы один запрос и ходатайство из десятка требуемых горадминистрацией, в частности, о проведении судебно-медицинской экспертизы для установления трудоспособности истицы с 4 мая по 10 июля. Но ни судье, ни Алешиной это было не нужно – это сразу бы уличало одну в совершении подлога, а человека в черной мантии – в потакании мошенничеству.

 

… И В УКАЗАННЫЙ МОМЕНТ ВЫШЛА ИЗ ПОДПОЛЬЯ

 

Чем же была так бесценна Алешина, что после внезапного ухода Романова ее так усиленно защищала новая горадминистрация, каковы ее заслуги перед городским образованием, которым она рулила шесть лет? Как ни крути, их нет… Есть лишь безоглядная преданность родной партии и ответственность за муниципальный счет перед родственниками и схожими по характеру, взглядам и степени безответственности полезными людьми, то есть, по принципу клановости. 

 

Пользуясь покровительством, Алешина потребовала соблюдать ее трудовые права, хотя сама злоупотребила правом, за которое администрация как работодатель не должна отвечать, и держала в глубокой тайне свои многомесячные похождения, оставаясь недоступной горадминистрации. Куда бы и когда бы ни пришли ее представители наведать хворающую главную учительницу города – та оказывалась вне поля зрения навестивших. Потом за изучение обстоятельств этой подозрительной пропажи взялись следователи следственного управления областной прокуратуры. Они посылали ей повестки с просьбой явиться то на допрос, то на собеседование, но она упрямо не являлась… Тем временем озабоченность столь долгим расследованием проявил депутат Государственной Думы Валерий Рашкин. В запросе председателю следственного комитета Генпрокуратуры А. Бастрыкину он выразил удивление, «почему и на каком основании сотрудники следственного отдела прокуратуры не принимают абсолютно никаких мер для установления юридически значимых обстоятельств, фактически игнорируя  свой профессиональный долг? Ведь причина, по которой якобы не могут установить место нахождения Алешиной, явно надумана, так как существует целый ряд оперативных и следственных мероприятий, позволяющих установить местонахождение любого лица и известных из СМИ даже простому обывателю».

 

И руководитель управления следственного комитета Генпрокуратуры В. Пискарев просто и внятно оповестил, что по поручению Генерального прокурора Ю. Чайки следственный комитет областной прокуратуры проверит сообщаемые депутатом сведения. И что же? Тут же свершилось чудо: Марина Владимировна нашлась-таки и вышла из подполья, хотя бы в конце ноября 2007 года, аккурат перед окончанием избирательной компании по выборам в областную Думу по партсписку «Единой России». То ли выборы, то ли любимая партия стали тем исцеляющим средством, которое не могли подобрать для ее организма ни саратовские, ни столичные эскулапы. Целых шесть месяцев она была недосягаема для работников горадминистрации, журналистов, следователей, безнадежно любимых ею учителей города, но вдруг раз – и появилась на большом сборе работников социальной сферы. А вскоре следователь Октябрьской прокуратуры Дмитрий Бозриков не без радости сообщил мне: Алешина навестила-таки, наконец, следователей и более того, призналась, что во время лечения в московской клинике … на один день слетала в Прагу

 

Что тут сказать - пудрила Марина Владимировна мозги правоохранителям, ох как пудрила! И обдурила не только следователей, администрацию, но и целую систему образования города. Ссылаясь на постигшие ее недуги, она отсутствовала на рабочем месте в сложный период окончания учебного года и подготовки к новому, когда только под ее руководством нужно было решать массу неотложных проблем и вопросов деятельности сотни образовательных школ, детских садов и учреждений дополнительного образования. Бесспорно, своим отсутствием она затормозила этот важнейший процесс и внесла в него определенную сумятицу. Однако до этих мелочей ей уже не было никакого дела – взявшая ее под свою защиту родная «Единая Россия» готовила ее к броску в кресло заместителя председателя областной Думы.             

 

В это самое время, когда Марина Владимировна шла по партсписку «Единой России» в депутаты областной Думы, она оказывалась в интересном положении. В случае, если суд возьмет сторону закона и вскроет истинные мотивы ее отсутствия на работе и тем более будут документально обоснованы причины ее раздвоения, то ей придется несладко. А стань она, наконец, доступной для прокуроров, тогда с их помощью вскроется много чего любопытного, и уголовная статья вполне может «приклеиться» к прежде незапятнанной биографии главного учителя Саратова.

 

ВСЕ И ВСЯ ВО СПАСЕНИЕ ОДНОПАРТИЙЦА!         

 

Однако суд, который готов был превратиться в процесс выяснения «кто и кому нанес ущерб», не состоялся: накануне городская администрация неожиданно отозвала из областного суда свою кассационную жалобу на решение Волжского районного суда, удовлетворившего иск Алешиной. По мнению причастных к этому делу и пикантной истории, администрация имела все шансы добиться отмены этого странного решения, поскольку суд первой инстанции не удовлетворил ее запросы, в том числе и в Федеральную пограничную службу ФСБ о фактах пересечения Мариной Владимировной государственной границы России – в Чехию и обратно в то самое время, когда, по данным своих листков нетрудоспособности, она «вылечилась» в Саратове и опять заболела в Москве, и когда из-за «бугра» она послала по служебному мобильному телефону на родину своим знакомым 50 звонков, что доказывалось представленными администрацией распечатками всех соединений абонента. Сама же Алешина категорически отказывалась предоставить суду свой загранпаспорт, потому что, вне всяких сомнений, там находилась полностью изобличающая ее улика в виде штампов с датами пересечения границы.

 

Такую странную позицию руководства администрации я попросил пояснить тогда исполняющего обязанности ее главы Сергея Тульского. В самом начале беседы со мной он опроверг предположение, что отзыв продиктован политическими соображениями, мол, отзыв продиктован тем, что он, Тульский, лично и как глава администрации не сторонник каких-либо разборок, тем более судебных:

 

- Я сторонник того, чтобы споры вести за столом переговоров. Было судебное решение, оно есть, и его надо принять как должное, оставив в силе, остановиться и продолжить работать в интересах Саратова. У меня может быть свое мнение, оно есть. Я посчитал, что в пылу борьбы за 67 тысяч рублей мы потеряем куда больше бюджетных средств, тем более в пору составления бюджета на будущий год. Хватит пугать друг друга. Марина Владимировна стала депутатом областной Думы, скоро оставит должность председателя комитета по образованию и будет руководить профильным думским комитетом.

 

Тульский говорил о новой должности Алешиной в роли председателя думского комитета за несколько дней до первого заседания вновь избранной Думы и голосования как уже о свершившемся факте, что подтверждает роль Думы и все происходящие там, в том числе и голосование, как фарс, разыгрываемый членами одной, правящей партии, имеющей почти все разыгранные и распределенные ею мандаты, когда посты, портфели делятся однопартийным кланом.

 

Что касается судебных разбирательств, то надо однозначно признать совершенно законными, юридически обоснованными и полностью адекватными все действия прежней администрации во главе с Николаем Романовым. Она имела веские доказательства и факты довольно странного течения болезни Алешиной, лечившейся поэтапно в двух столичных клиниках и, несмотря на просьбы и требования, не выходившей на связь с вышестоящим руководством, а также факт не менее странного и идущего вразрез с Трудовым кодексом непредоставления больничных листов, подтверждающих временную нетрудоспособность. На основании этого и желая восстановить справедливость, администрация посчитала необходимым оспорить, на ее взгляд, странное решение суда и в установленное законодательством время после его вынесения Волжским судом подала кассацию в областной суд.

 

И тут вдруг стали происходить не менее странные вещи. Как мне стало известно, кассационную жалобу первоначально наметили рассмотреть 24 октября. Однако потом из областного суда сообщили, что, поскольку кассационную жалобу они-де… потеряли и никак не могут найти, то просят подготовить новую. После ее предоставления рассмотрение назначили на 29 ноября. Однако в начале ноября Романов неожиданно добровольно оставил должность, а сменивший его Тульский отозвал кассацию. Нет никаких сомнений, что исключительно по политическим, точнее, партийным мотивам. Его определенная политическая ориентация доказана хотя бы тем, что Сергей Николаевич в качестве своеобразного административно-политического конферансье незаконно, в рабочее время, на пять часов забросив неотложные дела по управлению тонущим в грязи городом, называемом еще большой деревней Гадюкино, 23 ноября 2007 года произносил вступительные слова на предвыборной встрече генсека «Единой России» Вячеслава Володина с представителями транспортников и коммунальщиков, а назавтра, уже на встрече с работниками бюджетной сферы, в том числе и педагогами, заявил, что после избрания депутатом областной Думы присутствующая здесь Алешина будет решать неотложные вопросы образования в области. Володин, правда, не сказал, что та займет еще и пост заместителя председателя облдумы: оповещение общественности об этом намерении было бы, наверное, уже слишком. Я полагаю, тем самым Володин по-дружески, как старший партийный товарищ попросил Тульского оставить в покое Алешину, к которой, кстати, было много вопросов и у следователей, докучавших ей поначалу своими неоднократными требованиями явиться в прокуратуру для дачи показаний по поводу своих странных больничных листов, но потом и как-то неожиданно переставших ей докучать, а потом и вовсе отставших от нее, так неожиданно вознесшейся на довольно высокий политический олимп области и оставившей после себя довольно-таки заметный след в системе образования города, один лишь процесс уничтожения детских садов, попавших при ней в разряд остродефицитных дошкольных учреждений, чего только стоит. В том числе и проводившая при ней бывшим градоначальником и ее покровителем Юрием Аксененко наполненная многими странностями история передачи детского сада «Журавушка» на углу центральных улиц имени Вавилова и Рахова в пиццерию…

 

Владимир ЕФИМОВ

 

(Продолжение следует)

 

Информационное агентство «Местное время. Саратов»

 

Просмотров: 8124 | Теги:
Всего комментариев: 5
5 Быдло деревенское  
Ого, тетеньки пошли угрожать?

4 Саратовец  
Ефимов, не смотря ни на что, узнаем, -=-=...

3 Привет  
1-=--=0й

2 Привет  
Для ничего мы не услышали. Внимание, Ждём -=-

1 Товарищ  
Давно пора была всю эту шайку-лейку прикрыть. Молодец, автор.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
И СЛОВОМ, И ДЕЛОМ
"Виноват - отвечай"!
В.В. Володин
Саратовский Взгяд






Архив новостей МВС
«  Ноябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30


ИА "Местное время. Саратов" © 2019. При использовании материалов сайта - ссылка обязател...